Шлем

Сертификат за деньги

Покупатели сертификатов о вакцинации интересные ребята.

Сначала сетуют, что вакцина неэффективная(и правда почему, не потому ли, что болеют те, кто привился только на бумаге?), а потом обижаются, что вводят карантин.


Шлем

Ответы на вопросы.

Отвечаю на самые популярные комменты последних дней.

1. Да, вернулся в ЖЖ.

2  Нет, не взломали и Мурашко меня не кусал.

3. Вакцинировался, чего и всем желаю..

4. Выступаю за использование научных достижений на благо человечества.

5. Зарплату в Кремле не получаю,платных постов не пишу, никому не продавался, да никто и не предлагал.

6. Я думаю, что ты сдохнешь раньше.

S-ss-sh!
  • kilativ

Как умирают от Ковида

Вот такой вот простудик, ОРВИ, одним словом.

Стадия 1. У вас тяжелые симптомы уже в течение нескольких дней, но теперь стало так трудно дышать, что вы обратились в отделение неотложной помощи. Ваш уровень насыщения кислородом говорит нам, что вам нужна помощь, дополнительный поток от 1 до 4 литров кислорода в минуту. Мы принимаем вас и начинаем давать противовирусные препараты, стероиды, антикоагулянты или моноклональные антитела. Вы проведете несколько дней в больнице в тяжелом состоянии, но если мы сможем отсоединить вас от внешнего кислорода, вас выпишут. Вы выживаете.

Стадия 2. Вам становится все труднее дышать. Многие пациенты описывают это чувство «как утопление». Лечение бронходилататорами, которое мы даем вам, не принесет вам особого облегчения. Ваши потребности в кислороде значительно увеличиваются - с 4 литров до 15 литров в минуту. Такие мелочи, как облегчение самочувствия или сидение в постели, становятся для вас слишком трудными, чтобы делать их самостоятельно. Когда вы двигаетесь, насыщение кислородом быстро снижается. Мы вас переводим в реанимацию.

Стадия 3. Вы уже устали от постоянной гипервентиляции, чтобы удовлетворить потребность вашего тела в воздухе. Мы помещаем вас в неинвазивную вентиляцию с «положительным давлением» - большую, объемную маску для лица, которая должна быть плотно застегнута на липучке вокруг вашего лица, чтобы аппарат мог эффективно воздействовать на ваши легкие, для того чтобы они открылись и чтобы вы получали достаточное количество кислорода.

Стадия 4. Дыхание становится еще более затрудненным. Мы можем сказать, что вы сильно устали. Анализ артериальной крови подтверждает, что содержание кислорода в крови критически низкое. Мы готовимся к интубации. Если у вас есть возможность и есть время, мы предложим вам позвонить своим близким. Возможно, это последний раз, когда они слышат ваш голос.
Подключаем к ИВЛ. Вы находитесь под действием седативных препаратов и парализованы, вас кормят через зонд для кормления, подключают к катетеру Фолея и ректальной трубке. Регулярно переворачиваем ваше обмякшее тело, чтобы у вас не образовались пролежни. Мы купаем вас и держим вас в чистоте. Мы переворачиваем вас на живот, чтобы обеспечить лучшую оксигенацию. Мы попробуем экспериментальную терапию.

Стадия 5. Некоторые пациенты выживают на стадии 4. К сожалению, уровень кислорода и общее состояние не улучшились после нескольких дней на аппарате ИВЛ. Ваши зараженные COVID легкие нуждаются в помощи и времени для заживления, и это может обеспечить аппарат ЭКМО, который обходит ваши легкие и насыщает вашу кровь кислородом. Но, увы, в нашей общественной больнице нет такой возможности.
Если вы чувствуете себя достаточно стабильно, вас переведут в другую больницу для прохождения терапии. В противном случае мы постараемся ухаживать за вами. Мы не укомплектованы кадрами и перегружены, но мы постараемся предоставим вам самую лучшую помощь.

Стадия 6. Давление, необходимое для открытия легких, настолько велико, что воздух может просачиваться в грудную полость, поэтому мы вставляем трубки, чтобы очистить его. Ваши почки не могут фильтровать побочные продукты лекарств, которые мы вам постоянно даем. Несмотря на диуретики, все ваше тело отекает из-за задержки жидкости, и вам требуется диализ, чтобы улучшить функцию почек.
Длительное пребывание в больнице и ослабленная иммунная система делают вас восприимчивыми к инфекциям. Рентген грудной клетки показывает скопление жидкости в альвеолах легких. Также там может появиться сгусток крови. На данный момент мы не можем предотвратить эти осложнения; мы относимся к ним так, как они есть.
Если ваше кровяное давление резко упадет, мы введем вазопрессоры, чтобы поднять его, но ваше сердце все равно может остановиться. После нескольких циклов СЛР мы вернем ваш пульс и кровообращение. Но вскоре вашей семье придется принять непростое решение.

Стадия 7: После нескольких встреч с командой паллиативной помощи ваша семья решает прекратить лечение. Мы экстубируем вас, отключив дыхательные аппараты. Мы назначили последний звонок FaceTime вашим близким. Когда мы работаем в вашей комнате, мы слышим плач и прощание с любовью. Мы тоже плачем и держим тебя за руку до последнего естественного вздоха.

Отсюда. Рассказано реальным врачом. И это в больнице, в которой всё (ну почти всё) есть для борьбы с ковидом. Теперь подумайте, что вас ждёт в российской больнице вне центральных городов. Может всё же лучше вакцинироваться и носить маску? Даже если маска или вакцина помогает только на 30%, может вы попадете в этьи самые 30%, которые выживут вместо того чтобы умереть?
Задумайтесь. От гриппа и то умирают легче (в горячке с отключившимся сознанием и довольно быстро), даже если это "всего лишь грипп"
Шлем

Ковид, марксизм и арифметика

Антипрививочники из леваков трясут статьёй в которой написано, что в Израиле, аж 145 тяжёлых больных 90% из них вакцинированные и большая часть пожилые. 

В Израиле 9 млн  в Мосеве 12 млн  В Израиле привито 60% в Москве 47%. 

В Москве занято 8000 коек (начало октября)  и 15% тяжёлые (данные лета 21 года, сейчас, вероятно больше) Решаем мегатрудную для антиваксеров задачу вычисляем 15% от 8000 и получаем 1200 тяжёлых больных. 

Как они вообще Маркса изучают, если даже арифметику не осилили.

Шлем

Эсминец США попытался нарушить границу РФ в акватории Японского моря


Шлем

Современная российская литература

А что у нас сейчас из себя представляет «современная российская литература». Мне поиск всё Пелевина с Лукьяненко подсовывает. Есть у нас сейчас авторы пишущие «за жизнь» на уровне хотя бы 10% от Достоевского, Тургенева или Гоголя?